Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Ворона

А не набросить ли нам еще немного на вентилятор магического мышления?


Вот, например, на известном открытом психологическом форуме девушка пишет о страхах, объясняя, что ей периодически «мозг присылает» дурные мысли вроде «он на мне не женится» или «она умрет». Для того, чтобы справиться со своими страхами, она придумала ритуал, переделывая каждую такую мысль на обратную и припечатывая «аминем» («он на мне женится», «она не умрет» и т.п.) В итоге страхи не проходят, а девушка боится думать о плохом, не доверяет собственному мозгу и находится в постоянной тревоге, что после ритуала появятся новые мысли и новые страхи.

По-моему, это отличный пример магического мышления в том смысле, в котором этот термин определялся Фрейдом и рассматривается большинством практиков: человеку страшно, но он пытается гнать от себя свой страх, притворяясь, что ничего подобного нет. Мы так в детстве похожим образом дразнили своих обидчиков, повторяя «А мне не больно, курица довольна!» Такой карго-культ своего рода.

И действительно, в моменте это может принести небольшое облегчение. Но если страх будущего и собственных мыслей приходит снова и снова, то есть смысл не убегать от него, а, наоборот, посмотреть пристальнее: чего я боюсь на самом деле? Что самое страшное рисует мне моя фантазия? Какой это меня сделает? Какой я боюсь стать? Что я боюсь переживать? Где я боюсь оказаться в конечном итоге?

Отдельный интересный вопрос - где в моем представлении находится мой мозг и как ему удается посылать мне мысли без моего согласия. И зачем я разрешаю ему это делать. И как это у меня происходит.

Так, маленькими шажками, мы можем приблизиться к своему страху и рассмотреть его со всех сторон во всех подробностях. И тогда может оказаться, что боимся мы совсем не того, что рисовали в своем воображении и на что повлиять никак не можем. Может оказаться, что на самом деле мы боимся потерять контроль над собой, увидеть себя такими, какие мы есть, боимся отвержения или одиночества. И с этим уже можно работать дальше.

Какие-то страхи могут быть оправданы (если близкий, и правда, тяжело болен или если партнер, и правда, пренебрегает нами). Но большинство страхов – это наша фантазия, рисующая нам мрачные картинки будущего, чтобы остановить нас на нашем пути к получению желаемого. И эта фантазия не опирается на нашу реальность здесь и сейчас.
Если мы аккуратно подберемся к ней поближе, мы сможем это увидеть, и тогда фантомы, созданные нашим воображением, рассеются, как дым, и мы сможем двигаться дальше.

(илл.: Ф. Гойя)

Crowley

О магическом мышлении и психологии


А давайте-ка я напишу, что думаю по поводу снисходительного, а подчас и презрительного, отношения некоторых психологов к так называемому «магическому мышлению», а за компанию и к оккультистам, эзотерикам и прочей магической братии.

Я давно наблюдаю любопытную тенденцию: в отличие от психологической, в магической тусовке люди в основном с уважением относятся к психологии и психотерапии. Часто после консультации они сами направляют клиента на терапию, чтобы клиент смог научиться на практике тому, что понял умом. Ведь часто бывает так, что мы, как те собачки: все понимаем, а сказать не можем. Или сделать. Для того, чтобы не только понять, что со мной происходит сейчас, но и суметь что-то с этим сделать, чтобы стало так, как я хочу, и нужна терапия. И практически все ведьмы, маги и шаманы это хорошо понимают.

Я больше скажу: очень многие из эзотериков имеют высшее психологическое образование, и не одно. Среди моих друзей и знакомых магов, тарологов, рунологов, астрологов, ведьм и шаманов практически все обладают высоким интеллектом, более чем одним высшим образованием, являются признанными мастерами в других человеческих (профанных, как мы говорим) областях. Это незаурядные люди с широкими взглядами и огромным количеством профессиональных умений, которыми они владеют на высоком уровне.

Если углубиться в историю, то мы можем обнаружить, что почти все руководители магических орденов и больших ковенов были исключительно образованными людьми, которые закончили Оксфорд и подобные ему учебные заведения (а некоторые из них были еще и аристократами, но это вряд ли можно счесть их личной заслугой).

Всем известно имя физика Исаака Ньютона (о законе всемирного тяготения, открытом им, знает, пожалуй, любой житель Земли, закончивший девятый класс средней школы). Но мало кому, кроме оккультистов, известно, что Ньютон также перевел Изумрудную скрижаль Гермеса Трисмегиста на английский язык, и до сих пор этот перевод считается каноническим.

Скажете, кто это еще такой – Гермес Трисмегист? И зачем нам знать, что там написано на его скрижали? Скажите, и я приглашу вас открыть для начала Википедию.

За любым предубеждением скрываются бескрайние просторы древних и новых знаний, разнообразных миров и удивительных галактик. И только мы сами способны навесить амбарный замок на дверь, что ведет в эти миры.

Мне становится грустно, когда я читаю психологов, с нескрываемым пренебрежением отзывающихся о нашем магическом цехе. Магическое мышление в психологической среде из термина превратилось во что-то близкое к оскорблению. А между тем спросите любого мало-мальски образованного оккультиста – и они ответят вам, что мышление мага – это способность в всем полагаться на себя, развивать свою осознанность, быть в контакте со своими потребностями, осознавать свои ограничения и расти духовно и физически. Как писал Алистер Кроули: «Превосходи, превосходи!»
Магическое мышление предполагает, что мы не останавливаемся на достигнутом и постоянно учимся. Узнавая и совершенствуя себя, мы совершенствуем мир вокруг нас, потому что мы – маги! А первый закон мага – это знать, желать, сметь и молчать.

Ограничить свое мировоззрение материальным, осязаемым миром, сведя все это бесконечное великолепие природы к нейронным связям головного мозга и телесным реакциям? Да, можно. Но зачем? Или, как спросил бы вас любой гештальтист: чтобы что?

Кстати, именно поэтому я выбрала гештальт: Фриц Перлз и сам был магом – по крайней мере, по своему мировоззрению. И не просто так он провел какое-то время в буддистском монастыре, обогатив гештальт-философию теми знаниями и умениями, что он там почерпнул.

Мир гораздо, гораздо разнообразнее любых наших представлений о нем. И это мое глубочайшее убеждение, с которого меня не свернет ни один критик.

Давным-давно, еще в детстве, в романе Вальтера Скотта «Квентин Дорвард» я прочла слова, которые, возможно, и определили мое мировоззрение. Впоследствии оно лишь обрастало новыми знаниями и представлениями, но уже никогда особенно не менялось. Вот эти слова:

«Я верю, надеюсь и жду, что моя таинственная человеческая оболочка растворится в общей массе элементов, из которой природа ежечасно черпает то, что ей нужно, и возродится в новых разнообразных формах, чтобы и они, в свою очередь, исчезли и возродились. Водяные частицы моей плоти вольются в ручьи и источники; частицы земли обогатят мать свою, землю, воздушные – рассеются ветром, а огненные – поддержат блеск светлого Альдебарана и его собратий… В этой вере я жил, в ней и умру!..»

Фото: Eagle Eye Nebula by NASA infrared Hubble

Триморфис

Праминя


Так уж вышло, что в гештальт я пришла не сразу после окончания школы, а в уже весьма взрослом возрасте.

Собственно, когда я закончила школу, о гештальте в нашей стране еще мало кто знал. Но других интересных возможностей было много, так что до поступления в МИГиП я успела выучиться на переводчика и преподавателя английского языка (потому что английский мне давался), получить MBA по специальности «международный бизнес» (чтобы чувствовать себя крутой) и освоить профессию кинорежиссера (это была моя детская мечта, не спрашивайте). Факультативно в мою жизнь пришли карты Таро с прочими оккультными науками (ну, во-первых, это красиво), а также драмкружок, кружок по фото, хоркружок (мне петь охота) и так далее ровно по известному стихотворению Агнии Барто.

В один прекрасный день я обнаружила, что уже какое-то время многие из тех, кто ко мне обращается, ждут от меня именно психологической помощи, а все остальное постепенно уходит на второй план. Фигура гештальт-терапии росла все больше и подминала под себя фигуры других специальностей, но я по инерции продолжала переживать из-за падения спроса на меня как на переводчика или, там, таролога. Дескать, это ж не дело – держать все яйца в одной корзине, нужно несколько!

А люди продолжали поднимать темы, будто специально созданные для гештальт-подхода. И, что самое главное, работа с ними приносила мне все больше вдохновения и радости. За эти несколько лет мне посчастливилось помочь разным людям, которые приносили мне свою депрессию, свое горе, свои травмы, страхи и панические атаки, потерю ресурса, апатию, неуверенность в себе, желание родить ребенка или сохранить брак…

И с каждым я начинаю работу, как в первый раз: с волнением и большим интересом. Я не могу назвать себя узким специалистом в какой-то одной теме, потому что мне пока интересно и важно все, что касается нашего внутреннего мироустройства. Благо, гештальт-подход позволяет исследовать любую тему, какой бы она ни была, помогать осознавать свои процессы и выбирать то, что нам сейчас больше подходит.

И вот теперь, спев хвалебную оду гештальту, я возвращаюсь к вопросу, на который так еще и не нашла для себя однозначного ответа: а вдруг я неправа и без внятного направления не воспринимаюсь со стороны как «понятно кто»? Или вдруг (ну, всякое бывает) я уже воспринимаюсь вами как какой-то конкретный специалист? И если да, то какой? И что вам тогда интереснее видеть в моем исполнении? Какие материалы и какие темы? Что вас отпугивает, запутывает или раздражает, а что, наоборот, привлекает?

В общем, сейчас отличный момент поделиться со мной своими мыслями - и это может задать тон множеству последующих постов. А может, и не только. Поэтому я всячески приглашаю вас к диалогу и жду ответа, как соловей лета!
2020

Хюгге-терапия


Открою вам один маленький секрет про себя: где-то в глубине души я уже некоторое время называю себя хюгге-терапевтом.

Что такое хюгге, я думаю, уже все знают – это понятие вместе со словом давно пробрались в наш язык, но на всякий случай напомню: в переводе с датского языка (Hygge) это что-то вроде чувства уюта и комфорта, которое приносит нам ощущение благополучия и удовлетворенности. А благополучие такое, в свою очередь, определяет понятие психического здоровья (согласно определению ВОЗ). Но я связываю свою работу с хюгге не только поэтому.

Дело в том, что я вообще по натуре оказалась человеком довольно ленивым и вальяжным. Поняла я это далеко не сразу, а после многих лет работы со своими внутренними процессами, в том числе, в учебе, в личной терапии и в групповой работе.
Но уж когда поняла, то решила незамедлительно привести свою жизнь в согласие с собственным представлением о внутреннем и внешнем комфорте. И понеслась!

Изысканный завтрак и ужин, как в ресторане, с красивой сервировкой каждый день? Легко! Праздничные деликатесы, когда захочется, а не только на праздник? Не проблема. Букет цветов или волшебные духи самой себе просто так? Почему нет? Валяться в постели до обеда, задраив шторы, а потом два часа неспешно завтракать (и ни минутой меньше!) – обязательно, если хочется! Ароматная ванна с пеной перед сном – непременно! Выделить на неделе целый день для полного безделья (по-настоящему целиком, без дураков) – бесценно. Как, забить на уборку? А то!

И знаете, я с удивлением начала замечать, что работа как-то сама стала удачно вписываться в такой график, раз уж он естественен и комфортен для меня самой: клиентам тоже оказалось удобнее работать по вечерам, переводы перешли в онлайн и стали начинаться позже, освобождается время, которое раньше уходило на дорогу. И, благодаря этому, складывается ощущение, что вся жизнь моя становится хюгге, хотя при этом почти каждый день – рабочий.

Конечно, и сейчас у меня бывают ранние подъемы, интенсивные проекты и напряженные дни, когда я к вечеру уже слова не могу вымолвить, падая с ног от усталости. Но теперь мне легче поднять эти задачи и уцелеть, потому что я знаю, когда этот период закончится и я смогу снова занырнуть под мягкий уютный плед и посмотреть хороший сериал под рюмочку отменного ликера.

Так вот, возвращаясь к началу: согласитесь, странно было бы ожидать от такого ленивца как я какой-то другой терапии, нежели хюгге.
Уют внутри себя, формирующий комфорт снаружи, сейчас является одной из главных моих ценностей, и эти ценности я так или иначе транслирую в своих контактах другими людьми. Не специально, просто так получается. И часто это бывает заразным, и клиенты тоже начинают расслабляться и больше себе позволять, а в конце концов и совсем могут отбиться от рук, разрешив себе жить так, как хочется, а не так, как их когда-то научили. И перестают ругать и стыдить себя за это.

…Вот так мы и плывем вместе, покачиваясь на тихих волнах теплой реки удовольствия, каждой клеточкой своего тела ощущая себя в моменте настоящего и приближаясь к вожделенному хюгге.
2020

С днем психического здоровья, товарищи!


Согласно определению Всемирной организации здравоохранения, психическое здоровье - это состояние благополучия, при котором человек может реализовать свой собственный потенциал, справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь своего сообщества.

"Почти что профессиональный праздник для меня теперь", - подумала я. А потом, зависнув над словом "почти" и усомнившись в собственной причастности к этому празднику, вспомнила слова своего супервизора Миши.

Миша рассказывал, что в свое время долго не мог внутренне называть себя психологом. Ну, то есть, он и был психолог, кандидат наук, преподаватель, принимал клиентов, вел группы и все такое. Но при этом не считал себя психологом. Не мог.

А потом однажды Миша решил: "То, что я делаю - это и есть психология. Значит, я - психолог".
И все.

Так выпьем же за то, чтобы состояние благополучия (и пр., и пр.) нас никогда не покидало!

PS Картинка эта тут по двум причинам: во-первых, она мне очень нравится своим позитивным настроем, а во-вторых, некоторые гештальт-сессии, действительно, выглядят именно так.
2020

Заблуждения о гештальте

Прочла тут, что некоторые люди недолюбливают гештальт-терапию за то, что приходят они на сессию, как им кажется, с одной-единственной проблемой, а уходят с пучком новых. И им это неприятно!

Что ж. С прискорбием вынуждена сообщить, что "так бывает, по слухам, не только в одном Суринаме".
Любая нормальная терапия возвращает нам способность чувствовать и видеть себя и свои процессы как есть, а не как фантазируется, а это часто сопровождается снятием розовых очков.

И если мы чувствуем, что у гидры вместо одной срубленной головы вырос пучок новых, то это не увы, а ура - они ведь и раньше были и влияли на нашу жизнь (и еще как влияли, потому что не осознавались нами). Просто мы их научились не замечать. Творчески приспособились.

Однако, осознав на терапии их наличие, мы получаем не пучок новых проблем, а возможности решить старые.
Если, конечно, позволим себе это.

(картинка для привлечения внимания к чашке чая)

2020

Про вход и выход

И еще один инсайт посетил меня на днях: я поняла, что моя эмпатия как-то неправильно мною управляется. Я склонна погружаться в человека очень глубоко, испытывая вместе с ним его чувства и ощущения, прикасаясь к его переживаниям. И в работе с клиентами это очень хорошее качество.

Но с клиентами я научилась выходить из контакта после завершения встречи, а с близкими и значимыми людьми я поступаю наоборот: когда мы не в контакте, я почему-то стремлюсь мысленно влезть им под кожу и переживать с ними, что выглядит как какой-то мазохизм. Им это ничем не помогает, потому что они даже не знают о том, что я сопереживаю им. Но меня это полностью выбивает из колеи, потому что в это время я уже не в контакте с собой, а в контакте со своей проекцией отсутствующего человека (родного, любимого, в общем, значимого).

Другими словами, я попадаю в сильнейшее слияние тогда, когда контакта в реальности нет. А при реальном контакте у меня возникает трудность определить, где я, а где они, и что я испытываю, и как это выразить. Что естественно при слиянии.

Думаю, что более здоровый способ обходиться со своей эмпатией – это полностью включаться в человека при реальном контакте (встреча, разговор, переписка) и полностью выключаться из него по завершении этого контакта. И возвращаться к себе.

Я уж не говорю о том, что даже при полной включенности в другого важно одновременно осознавать себя и замечать свои процессы.
Но в терапии я натаскана на это, а в личных отношениях оказалось, что сапожник по привычке гуляет без сапог. Не потому что их нет, а потому что так привык.

-----
Вообще, на всякий случай предупрежу, что подобные посты - это кусочки из моего личного дневника, которыми я делюсь, если они мне кажутся полезными не только для меня. Это не специально написанные для публикации статьи, поэтому они не так хорошо обдуманы и могут быть шероховатыми, сомнительными и спорными. Так к ним и стоит относиться.
Pipe

Рабочие записки: одна из причин психологического бесплодия

Неоднократно наблюдала в работе, как неспособность женщины своевременно сепарироваться от «ужасной матери» и слияние с ней оказываются связаны с психологическим бесплодием. Будто бессознательное женщины защищает от зачатия желанного ею ребенка, потому что женщина боится превратиться в свою мать и устроить своему ребенку такую же ужасную жизнь, какую ее мать устроила ей.

Осознание этого страха и работа с ним (а также со слиянием – в направлении психологической сепарации от матери) помогают восстановить утраченное чувство безопасности и дать себе внутреннее разрешение на зачатие.
Триморфис

Размышления о "надо", "хочу" и диалоге по Мартину Буберу

Лейтмотивом сессий последней недели была тема внутреннего конфликта между «хочу» и «надо». Надо двигаться вперед, а я лежу на диване. Надо зарабатывать деньги, а я ленюсь. Надо спешить, а я торможу. И все бы ничего, если бы это не печалило. Но ведь печалит же!

Размышляя об этой обнаруженной общей тенденции в работе, я понимаю, что и сама проживаю тот же внутренний конфликт, в котором одна моя часть требует активного самопродвижения и расширения сферы деятельности, а другая пятится назад. И чем сильнее тянет первая, тем больше упирается вторая.

В одной из сессий мы пробовали заменять в предложениях «надо» на «хочу» и примечали, что меняется в ощущении от фразы, от ее произнесения, какие чувства рождаются в ответ. И если «надо» на «хочу» не меняется без утраты прежнего смысла, то зачем мы это делаем? И что нас побуждает это делать?

А вечером перед сном, пройдясь по своим собственным «надо» и «хочу», я неожиданно поняла, что уже давно не делаю ничего из «надо», что я не могла бы заменить на «хочу» без потери смысла. Все мои нынешние «надо» легко заменяются на «хочу», потому что являются моим осознанным выбором. Но в основном все, что я делаю – я делаю из «хочу». И это, конечно, огромный успех для меня (хоть и совершенно незаметный для других).

Посреди этих размышлений я вдруг вспоминаю о двух видах диалога у Мартина Бубера: «Я – Ты» и «Я – Оно». Если вкратце, то в отношениях типа «Я-Оно» нам важен результат, а в отношениях типа «Я-Ты» нам важны сами отношения. Например, покупая в магазине хлеб, я вступаю с продавцом в отношения «Я-Оно», то же – в наших отношениях с начальником или учителем. Личные отношения – родственные, любовные – чаще претендуют на формат «Я-Ты» (другое дело, что не каждому это удается). У Бубера отношения «Я-Ты» возможны не только с другим человеком, но и с богом, и с деревом, и с животным.

Но сейчас я впервые посмотрела на эту схему с точки зрения отношений с самим собой.

И поняла, что, когда я ставлю перед собой цель или задачу, и мне важно ее достичь или выполнить, я как бы включаюсь с самим собой в отношения «Я-Оно», рассматривая того себя, который должен выполнить задачу, как Оно. И в этом процессе достижения цели мне характер отношений с самим собой неважен. А если он неважен, велика вероятность контакт с собой - утратить. А быть не в контакте с собой – это быть не в контакте с собственными чувствами, переживаниями, ощущениями. И в этом месте отлично прорастают те самые «соберись, тряпка!», «четверка не оценка» и прочий мотивационный мордобой.

Когда я с собой веду диалог «Я – Ты», мне важен сам процесс диалога. Мне важны те отношения, что у меня происходят с собой, мой контакт со своими чувствами. Мне важно понимать себя, свои мотивы и свое отношение к ним. Мне важно себя слышать и реагировать на сигналы моего тела. Мне важно давать пространство для собственных переживаний, уважая их право на существование.
И тогда вопрос достижения цели рискует утратить свою актуальность, и цель не будет достигнута. А вместо выполнения каких-то задач (то самое «надо», задание для «Я-Оно») я предпочту что-то более подходящее моему «Я-Ты» («хочу»).

Кажется, что при этом я рискую завалиться в другую сторону и отстать, и кто-то другой схватит приз – но только кажется. Потому что я ведь могу выбирать для себя те цели, которых действительно хочу достичь. И в процессе движения к которым мне не нужно будет отключаться от себя самого, погоняя ту свою часть, которой «надо» меня туда довезти любой ценой, закусив удила. Паровозик из Ромашково про это давно знал.

Вот такие у меня вышли размышления – трудноуловимые для того, чтобы их сформулировать. Поэтому пока так. Как получилось.
2020

Тезисы по работе с травмой по прочитанному на данный момент у ван дер Колка

1. ПТСР, при прочих на первый взгляд равных условиях, развивается не всегда и не у всех.

2. Сразу после перенесенного стресса разговорная терапия не помогает, а даже ухудшает состояние человека, поэтому не стоит тормошить пострадавшего расспросами о том, что произошло,и побуждать его выговориться.

3. Сначала пострадавшему следует обеспечить ощущение безопасности в настоящем, т.е. здесь и сейчас. Без этого ощущения человек не получит пользы от ухода в воспоминания о пережитом, потому что нужна устойчивость, чтобы было куда вернуться из такого "путешествия в прошлое".

4. Работа с травмой идет в двух направлениях. Ван дер Колк называет их для удобства "снизу вверх" и "сверху вниз".

- Движение снизу вверх - это работа с телом: прежде всего, восстановление физических ощущений (способность фокусироваться на элементах реальности, различать объекты, ощущать границы своего тела и т.п.)
- Движение сверху вниз - социальная поддержка (быть рядом, убедиться, что о пострадавшем есть кому позаботиться, обеспечить возможность общения и т.д.)

5. Такая схема работы с травмой объясняется тем, что при стрессе на опасность реагируют, грубо говоря, три отдела мозга последовательно:

1) "На помощь!" - обращение к социальной поддержке. Самый "молодой" отдел мозга.

2) "Бей - беги" - если социум не пришел на помощь, включается более древняя часть мозга, побуждающая спасаться активными действиями самостоятельно (защищаться или убегать соответственно).

3) "Замри" - в случае, если активные действия по восстановлению безопасности не помогают или невозможны (ограничение подвижности, бессилие и т.п.) За эту реакцию отвечает самая древняя часть мозга. Вариация реакции "замри" - диссоциация.
В случае, когда дело дошло до "замри", развитие ПТСР в дальнейшем наиболее вероятно.

К цитатам с конкретными терминами здесь не обращаюсь сознательно, т.к. сейчас мне важно изложить алгоритм подхода к работе с последствиями недавнего стресса наиболее простым и понятным языком.
Если нужны - повторяю название книги и автора, откуда это все взято: Бессел ван дер Колк "Тело помнит все".